Severnoje Poberezje

19 августа 2005
Эстонская газета


Газета
НОВОСТИ
· Граница
· Криминал
· Культура
· Медицина
· Милитаризм
· Образование
· Окружающая среда
· Политика
· Социальные вопросы
· Спорт
· Экономика
· 110/112

МНЕНИЯ
· Комментарии
· Один вопрос
· Передовица
· Почтовый ящик
· Предвыборные дебаты

ЕЩЕ ИНТЕРЕСНЕНЬКОГО
· Интервью
· История
· Персона
· Репортаж


  
Виталий Портников:
Интервью Виталий Портников: "Часть российской элиты дурачит народ для того, чтобы было легче им манипулировать"

Политический обозреватель Виталий Портников считает, что главная трагедия России сокрыта в истине, что люди, создавшие декорации, имитирующие государство, сами бы в это начали верить.

- Как вы относитесь к тому, что в Эстонии проходит конференция, обсуждающая вопрос зажима свободной прессы в России? Нужна ли вообще такая конференция?

- Владимир Познер высказал на конференции мнение, что следует выслушать различные точки зрения, в том числе и тех, кто считает, что журналистская деятельность сродни деятельности служащего государственного аппарата. Ясно, что и у этих людей есть полное право высказать свою точку зрения. Тем более, что как в прежней российской журналистике, так и в поздней, советской, обе эти точки зрения всегда присутствовали и воевали меж собой. Фаддей Булгарин и Николай Греч воевали с Пушкиным, в советские времена были государственные журналисты типа Николая Грибачева, которые боролись с журналистами типа Александра Бовина. Всегда были те, кто считает, что свою работу надо выполнять честно, и те, кто считает, что служение власти и есть честность.

Соседние государства, без сомнений, должны понимать ситуацию с духовной жизнью в России. И, по моему мнению, особенно важно быть в курсе либеральным мыслителям, поскольку российский либерализм имеет определенные границы. Когда-то, в 1917 году, первый премьер-министр свободной Украины Владимир Вениченко сказал, что российская демократия завершится с вопросом независимости Украины. Самое важное, чтобы у соседей России не было иллюзий.

- Каков ваш диагноз российских СМИ?

- Средства массовой информации больны так же, как больно и все общество. Я боюсь, что в годы перемен России не удалось создать государственные структуры, которые были заинтересованы в создании гражданского общества, в равных для всех граждан правах и в других важных факторах, конституирующих государство и выступающих его гарантом. Создана лишь декорация, имитация государства, дарящее особые возможности российской номенклатуре. Так в российском обществе было всегда, так это и сейчас.

- На этой конференции, рассматривающей вопрос российских СМИ, прозвучало высказывание Кадри Лийк, что это чистый расизм утверждать, что в России демократия вообще невозможна.

- Это действительно расизм, так как это равносильно утверждению, что русский народ чем-то отличается от других народов Европы. Можно спросить: а на каком основании? Не потому ли, что они славяне? Так ведь и поляки, и чехи, словаки и словенцы тоже славяне, которые хорошо вжились в ЕС. Если в религии, то ведь православные греки уже члены ЕС, а болгары и румыны туда же стремятся. Что же тогда в русских такого отличного от других народов Европы, кроме того, что известная часть элиты пытается внушить народу: мы - особенные, а внушают для того, чтобы было легче манипулировать народом. Как бы ни удивительно это показалось, для европейцев критерий не экономика, а культура. И русская культура (но не политика!) всегда была европейской. И задача российского общества привести это общество в соответствие со своей культурой, и ничего больше.

- Часть читателей может сказать, что по телевизору Россия видится иной...

- Вот именно! Телевидение и есть один из активнейших создателей этой декорации. Парадокс ситуации в России в том, что люди, построившие эти декорации, сами же в них и верят, и это довольно безвыходная ситуация. Люди, которых ежедневно наставляют российские телеканалы, вечером идут домой, включают там "Время" и видят на телеэкране, что в государстве все в порядке.

- У вас украинский паспорт, а оранжевого галстука нет?

- Нет. Я не носил такого галстука и в декабре прошлого года, во время известных событий. Я не сторонник блока "Наша Украина", не сторонник Виктора Ющенко, не голосовал за него на выборах президента и сейчас могу об этом спокойно говорить. Я трижды проголосовал "против всех".

- Каково место Украины?

- Здесь я полностью согласен с президентом Ющенко, что Украина должна быть в ЕС. Я не голосовал за Ющенко не потому, что не разделяю его взглядов, а потому, что он сам их не разделяет, они чисто декларативного характера, он не в состоянии претворить их в жизнь. А наше желание вступить в ЕС так и остается пока лишь желанием, поскольку, к сожалению, на Украине произошли те перемены, которые имели место даже в странах Балтии, не говоря уже о Центральной и Восточной Европе. О вступлении в ЕС еще рано говорить, сначала надо изменить экономику и общество. Как говорят русские, нельзя телегу ставить впереди лошади.

- В Эстонии сейчас в моде слово "интеграция", и одновременно это слово вызывает тошноту...

- В конце 80-х годов в эстонском журнале "Радуга" я опубликовал статью "Русские в многообразии наций", где пытался разъяснить свою поизцию, что русские на нынешнем постсоветском пространстве, тогда на советской территории, не являются монолитной нацией, это, скорей, этническая группа, объединенная общим названием. Русские в Эстонии отличаются от русских в Киргизии, а те, в свою очередь, - от русских в Латвии. Это понятно, поскольку они сосуществуют с другими нациями. Это так же, как эстонские евреи отличаются от польских евреев. И если собрать всех русских в единое государство, между ними тут же возникнут трения. Я думаю, что эта особенность тоже отрицается в России, и это подтверждают какие-то абстрактные разговоры о защите соотечественников, без учета своеобразия общин. А в Эстонии, учитывая понятные личные страхи эстонцев, не абстрактно не хотели существования возможностей сосуществования, а именно с живущими в Эстонии русскими. Упор надо было делать не на гражданство и язык, а именно на совместное строительство государства с людьми, ему лояльными.

- А где взять этот измеритель, который бы замерял лояльность?

- Сейчас об этом трудно говорить, поскольку возможность эта уже упущена. А измерителем мог быть не ценз оседлости, а та же лояльность. Определить эту лояльность можно было по-разному: путем декларирования при получении гражданства или каким-то иным способом. Это вопрос к политикам и юристам, как это можно организовать. Но обращение на сей счет должно быть ясным: мы хотим строить современное европейское общество для всех своих жителей и что это государство должно обеспечить развитие эстонского народа, его языка и культуры. Я не уверен, что это равновесие установилось бы сразу, поскольку рано или поздно возник бы вопрос: а что будет дальше? Это тест на лояльность не выявит, и если когда-то практически все здешние русскоязычные жители обретут гражданство, будут ли они тогла лояльными? Вопрос лояльности должен был бы стать важнейшим вопросом предоставления гражданства. Кажется, что в нынешней Эстонии лучше бы заниматься нелояльными гражданами, чем лояльными, но не владеющими языком. Что важней? В Израиле на этот вопрос дан ясный ответ: государству нужны лояльные граждане. А язык они выучат, если они лояльные, поскольку лояльность способствует интеграции.

- Эстония в своей политике по вопросу гражданства руководствуется фактом оккупации.

- Оккупация Эстонии, Латвии и Литвы длилась пятьдесят лет, и поэтому она беспрецедентна для мировой практики, и поэтому юридически средства для разрешения проблемы тоже должны быть беспрецедентными. Но эти средства-способы искать не стали, а пошли по классическому пути. Этот путь понятный, проверенный, но он не гарантирует стабильности в будущем.

Теэт КОРСТЕН
Суббота, 11.06.2005

 
Повествующие Линки
· Больше про Интервью


Самая читаемая статья: Интервью:
Вячеслав Акимов: ''Моя работа и не должна быть видна''



опции
· Напечатать текущую страницу
· Отправить статью другу


Copyright © 2008 AS PR Pхhjarannik.