О мотивах уничтожения Нарвы
Дата: 07. 03. 2004
Тема: Комментарии


Юри ТЫНИССОН,
руководитель Нарвского общества охраны памятников старины

В годы второй мировой войны Нарву бомбили регулярно -десятки раз. Но до 6 марта 1944 года это были в основном ночные бомбардировки, когда единичные самолеты сбрасывали с большой высоты бомбы весом в несколько килограммов, разрывавшиеся на поверхности земли. Или же целями становились мосты, которые старались поразить днем, пикируя на них.

Красная армия, в феврале 1944 года подошедшая ближе к рубежам Эстонии и Финляндии, начала усиленные воздушные атаки и на тыловые города. За пару дней до 6 марта над Нарвским фронтом были сброшены листовки на эстонском языке, в которых грозились сровнять эстонские города с землей.

Атаку на Нарву следовало бы рассматривать в сравнении с крупными ночными бомбежками других тыловых городов в феврале и марте 1944 года. Хельсинки бомбили уже в феврале - три раза в перерывами в десять дней. Благодаря умелым приемам маскировки и дезинформации финнов разрушения в Хельсинки оказались небольшими.

По-другому обстояли дела в Таллинне, где в результате вечерней атаки 9 марта были уничтожены около 40 процентов жилых домов и погибли более 800 человек. А Совинформбюро в своем сообщении перечислило дюжину атакованных в Таллинне промышленных предприятий и прочих стратегических объектов, которые в действительности и не бомбили. Бомбы сбрасывали также на Тарту, Раквере, Кивиыли, Йыхви. Основной целью таких бомбежек было вызвать панику у населения - это были настоящие террористические атаки. Характер их свидетельствал о том, что советская власть рассматривала Эстонию как враждебное воюющее государство - ведь иначе не было бы никакого оправдания уничтожению жилых районов столицы "освобождаемой" вскоре союзной республики!

Военный эффект отсутствовал

Однако бомбардировка Нарвы во многом отличалась от атак на другие вышеупомянутые города. Во-первых, мотивами. Тут налеты не могли быть направлены на то, чтобы воздействовать на жителей, поскольку они были эвакуированы еще в январе и феврале. Да и военный мотив был слабоват: в городе располагались лишь подразделения, обеспечивавшие ивангородские предмостные укрепления, личный состав которых надежно укрывался в подвалах более крупных домов.

О том, что бомбежки не приносили ощутимого военного эффекта, свидетельствует и статистика потерь личного состава одной из оборонявших Нарву дивизий (Нордландской): 6, 7 и 8 марта ее потери составили соответственно четыре, четыре и восемь человек! В любом случае, задействованные в воздушных налетах силы не находились в каком-то разумном соотношении с возможным достигнутым тактическим успехом.

О бомбежке "забыли"

О бомбардировке Нарвы Совинформбюро сообщало лаконично: "...атаковали железнодорожный узел, после чего начались сильные взрывы". В действительности использование нарвского железнодорожного узла прекратилось еще в начале февраля. Эта сводка стала также единственным сообщением о налете на Нарву, а позднее и о нем "забыли".

Характерным примером является вышедшая в 1984 году книга "историков" Кривошеева и Костина "Битва за Нарву", в которой отдельная глава посвящена деятельности авиации на Нарвском фронте. В главе отсутствуют какие бы то ни было сообщения о деятельности авиации в небе над Нарвой 6 и 7 марта. Однако описываются яростные воздушные бои 8 марта, в ходе которых сбиты оказались якобы 55 немецких самолетов (!?!). Так мартовскую бомбежку Нарвы скрывали до самого конца советского времени. Мало того: еще в 90-е годы в местной газете публиковали неистовые статьи иных отставных полковников, направленные "против клеветы", будто советская авиация уничтожила Нарву.

Чем обусловлена подобная "скромность" и "стыдливость"? Надо поискать мотивы такой таинственности! Можно предложить следующее объяснение. В начале февраля, во время панического бегства из-под Ленинграда немецкое подразделение саперов взорвало западную стену и часть башен Ивангородской крепости. Поскольку взрыв крепости происходил, так сказать, под носом у противника, это не осталось не замеченным им.

Повторили киевский прецедент

Потрясенный неудачами первых лет войны, Сталин "открыл" для себя историю Российской империи и для повышения морального духа народа стал превозносить победы царей в походах на Запад. То есть разрушение возведенной Иваном Третьим Ивангородской крепости врагом могло всерьез заинтересовать советское политическое руководство.

Зная о разрушении Ивангородской крепости и видя в течение вот уже почти месяца город, находившийся на расстоянии вытянутой руки, но оказавшийся тем не менее неприступным и своими европейскими башнями символизировавший ненавистную Германию, какой-нибудь мастер пропаганды мог выйти с идеей повторить успешно проведенную в 1941 году в Киеве акцию: уничтожить находившийся в руках врага комплекс памятников культуры якобы руками самого врага. Как известно, оставленные в подвалах Киево-Печерской лавры заряды были взорваны с помощью радиосигнала - через пару недель после захвата города немцами.

Итак, две ночи подряд город бомбили: 6 марта - в основном часть города от железной дороги к северу и 7 марта - главным образом кренгольмскую городскую часть. Сбрасывали вперемешку обычные и зажигательные бомбы, так что загорались даже каменные здания в старом городе. Использовали зажигательные бомбы настолько большой мощности, что разрушены оказались даже, к примеру, стены метровой толщины шведского Домского собора и средневековой городской церкви.

Бомбили с небольшой высоты, чтобы не промахнуться: это объясняет, почему уцелели кренгольмские фабрики и мосты. Бомб сбросили, наверное, не меньше, чем через пару дней на Таллинн. По оценкам, Нарву тоже бомбили около двухсот самолетов. Ночью начинались бомбежки, а днем город постоянно обстреливали из пушек.

Нескольких мух одним ударом

Уничтожением Нарвы достигли сразу нескольких целей. Во-первых, создали возможность обвинять врага в варварском уничтожении исторического города. Для подтверждения такого предположения в 1946 году был сделан фотоальбом со 145 снимками нарвских развалин и с надписями на эстонском, русском и английском языках, который подготовили в качестве обвинительного материала для предъявления на Нюрнбергском процессе над военными преступниками.

Во-вторых, оказался навсегда уничтожен один из памятников культуры, не только малоценный, но и вражебный с точки зрения большевистской идеологии. И, в конце концов, что тоже немаловажно, в районе будущего стратегически сверхважного производства ядерного сырья появилась этнически чистая область. Не секрет, что с 1943 года в СССР напряженно занимались созданием атомной бомбы, однако месторождений ядерного сырья, то есть урановой руды, известно было мало. Эстонские же запасы содержащего уран диктионемового аргиллита были довольно хорошо известны. Бурильные работы на северо-восточном побережье Эстонии начались непосредственно после захвата этой территории осенью 1944 года.

Необходимы исторические исследования

Итак, вероятно, еще до начала бомбардировок города о них приказано было молчать. А как обстоят дела со свидетелями уничтожения города? Гражданских лиц-свидетелей почти не было. Немцы в расчет не шли. А политработникам стоявшего на линии реки Луга Эстонского корпуса "приказали запомнить", что они уже 3, а не 7 марта видели над Нарвой клубы дыма. Они должны были подтвердить факт уничтожения города немцами.

Таким образом, мотивы уничтожения одного из эстонских городов вполне ясны, однако для подтверждения их не проводились исторические исследования с использованием архивных данных. Если доступ к российским военным архивам был затруднен, то препятствий для того, чтобы попасть в соответствующие учреждения Германии, теперь существовать не должно. В последних можно было бы найти хоть более подробные данные о масштабах воздушных налетов 6-7 марта и о потерях немецкой стороны.

А в наш "общественный договор" можно было бы включить пункт о необходимости изучения новейшей истории Эстонии, ведь, как известно, те, кто не помнит прошлого, не имеет будущего.

Суббота, 6.03.2004





Это статья Severnoje Poberezje
http://rus.pohjarannik.ee

УРЛ Этой статьи:
http://rus.pohjarannik.ee/article.php?sid=5071